Владимир Васильевич Рябчиков. Живопись, графика. Продажа картин
Владимир Васильевич Рябчиков. Живопись, графика. Продажа картин

"Закон всемирного тяготения"

 

В названии выставки кроется особый смысл. В понятии «Закон всемирного тяготения» - и сиюминутность бытия, и стремление примирить универсальное и индивидуальное, большое и малое, чтобы в этом малом открыть свои глубины, которые могли бы соперничать с глубинами космоса.

Художник Владимир Рябчиков создает особый мир. В нем есть сила, которая, безусловно, может быть признана силой утверждения и единения, способная примирять все сущее, и ее почти осязаемая бесконечность. Есть пространство, которое то разряжается, то конденсируется, искажается... Простор оборачивается стиснутостью, «неживая» материя оживает, обнаруживая свои скрытые смыслы и символы... И чудо состоит в том, что мощные драмы материи (в реальном мире протекающие почти незримо) здесь совершаются на наших глазах, будучи «объективизированы» с присущей художнику сдержанностью колорита.

 Почти полное отсутствие действия внешнего возмещается выявлением в затихшем поле картины действия внутреннего, связанного с созерцанием, размышлением, мечтанием... Глубоким смыслом обладает и следующий композиционно-пластический эффект Владимира Рябчикова: они, как правило, держатся на сочетании ритмов простых вертикалей и горизонталей, образуя своеобразный архитектурный каркас, колоннаду, постаментом которой служит земля («Приснилось», «Два дерева») или нижняя горизонталь рамы ( «Дом»,  «Далеко-далеко» ), а несомыми частями – небо и верхняя ее горизонталь («Яблоко», «Мост»), крона дерева («Яблоня», «Два дерева и др.).

Мир, созданный художником, словно нездешний, с особым колоритом терракотово-туманных далей, озаряемых собственным светилом, живущий по своим собственным законам бытия... Этот мир словно покинут людьми, но наполнен знаками и символами божественного присутсятвия. В нем чувствуется глубоко сдержанный контраст- созвучие. Пространственная замкнутость формы противостоит свето-цветовой разомкнутости, способности согревать изнутри...( «Дерево как символ»). Причем способность эта тем более впечатляет, чем теснее окутывает крону тьма, чем крепче сжимаются рамки особого микрокосма, выдающего себя пульсирующим мерцанием света, погруженного во тьму.

В работах Владимира Рябчикова переход от плоскости холста вглубину плавно подчеркиваются оттенками цвета, делая зыбкими, почти неразличимыми границы объектов. Это обостряет динамически сложные, как будто лишенные определенности образы, которые мы наблюдаем словно сквозь магический хрустальный шар... Или временами видим мир глазами птицы? («Мост», «Далеко-далеко»).  Здесь возникает ощущение  кружения, искривления пространства... Края картины словно заворачиваются, сливаясь с дальними планами. Динамичные мазки фиксируют проживаемое мгновение полета...(«Дерево как символ», «Танец»).

Ритм танца чрезвычайно привлекателен для художника. Он буквально ловит момент, передает смену одного мгновения другим ,пользуясь при этом сдержанной цветовой гаммой. «Высвобождает» позы и жесты персонажей. Художник здесь невероятно эмоционален: он «проживает» их, как актер проживает роль...Эти образы словно проявляются из глубины памяти и, обострением контраста цветов и оттенков, выталкиваются на поверхность холста.

Сюжеты, порой разворачиваясь в безмолвной и безлюдной среде,  имеют прямое отношение к основным проявлениям и проблемам человеческого бытия: одиночеству, размышлегиям, поискам смыслов и озарению истиной. Здесь время действия столь замедляется и утрачивает конкретные ориентиры, что, кажется, способно длится вечно...И, наконец, сцены эти обладают подчеркнутой изолированностью: в глубине картин плотной стеной встает темнота, разомкнутая светом. Он имеет не просто житейское значение, но и гораздо более общий, по существу- вселенский смысл. Это свет во Тьме, свет Истины, свет, питающий жизнь...

Ирина Урусова, искусствовед

Назад к списку новостей